Вечер перед смертью Высоцкого
Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
+7 (903) 977-04-76


Вечер перед смертью Высоцкого

Конфликт с соседями

В. Янклович: «Внизу, ниже этажом, жил профессор Мазо – уролог, хирург. На следующий день ему предстояла операция. От него звонили несколько раз. Это было вечером…»

Вечер перед смертью ВысоцкогоОксана: «Главное было – чтобы Володя не кричал… Люди уже осатанели от этого… А операция?

Могло и не быть у Мазо никакой операции… Все замечательно, когда Володя здоровый, можно пригласить его в гости…

- Вот. Сам Высоцкий…

А когда Володя умирает?

- Или пусть замолчит, или увези его к себе!

Звонки от Мазо

Они же постоянно звонили: то шубу зальют им, то еще что…

- Прекратите орать! Дайте нам выспаться! Ты что, ничего не можешь сделать?»

В. Янклович: «И вот тут был звонок от Мазо… И Федотов хотел привязать ему ноги простынями, чтобы он не рвался и не бился головой…

Мы его перенесли в большую комнату на маленькой тахте… Федотов его наколол… Позвонила жена Мазо:

- Валерий Павлович, я вас очень прошу… У мужа завтра операция…»

Решили обездвижить

Оксана: «От него все действительно устали… Они взяли и привязали его простынями… Ну как привязали… Прибинтовали простынями к этой узкой тахте, чтобы он не рвался. То есть простыни обвязали вокруг кровати.

Потом сели на кухне, выпили по рюмочке, вздохнули грустно. И когда все ушли, бутылка осталась на кухне – недопитая.

Опять «проблеск»!

Я сижу, плачу над ним. Володя успокоился, я его развязываю… И вдруг он открывает глаза – абсолютно нормальные, ясные…

- Оксана, да не плачь ты. Пошли они все…

А потом:

- Вот я умру, что ты будешь тогда делать?

- Я тогда тоже умру…

- Ну тогда – ладно… Тогда – хорошо…»

Планы Аркадия

В это время на Малую Грузинскую приезжает Аркадий Высоцкий.

Вечер перед смертью ВысоцкогоА. Высоцкий: «Прошло три-четыре дня, и я решил возобновить попытку… Я знал, что отец болен, но не думал, конечно, что это кончится так трагически…

В этот момент я уже четко понимал, что не поступил, - надо было что-то решать с институтом… И только вмешательство отца могло помочь.

Это было двадцать четвертое число, у меня уже было собеседование, и мне сказали, что я не прошел. Я поехал к нему поздно, часов, наверное, в десять.

Приезд сына

Мне было страшно неудобно… Я долго стоял в подъезде, видел, что все время выходят какие-то люди – явно знакомые лица, но они, конечно, меня не замечали. 

Минут сорок я простоял в таком состоянии, потом решил подняться. Звонил по телефону каждые пять минут, никто не брал трубку…

Я поднялся. Дверь открыл Янклович. В квартире был Нисанов – это я видел точно.

И у меня такое впечатление, что был Игорь Годяев, потому что я видел из двери весь коридор…

«Сюда нельзя»…

Когда Валерий Павлович увидел меня, он начал потихонечку оттеснять меня от двери… Но я увидел, что за его спиной прошел отец, спрашивая:

- Кто там?

И было видно, что он чувствует себя еще хуже, чем в прошлый раз… А меня обозлило, что все они тогда (20 июля – В.П.) отца бросили, и я сделал попытку зайти в квартиру.

Обозлило и то, что Туманов сказал, что они не хотят класть его в больницу… Так я понял, что не хотят… И я хотел зайти и как-то поучаствовать, но Янклович довольно настойчиво – без грубостей, конечно, – вытеснил меня на площадку…

«Вскрываем карты»

Закрыл за собой дверь и стал говорить, что сейчас они повезут его в больницу… Что все это очень тяжело…

Янклович откровенно говорил, что отец колется, он не считал нужным от меня это скрывать… Минут десять мы постояли… Он сказал, чтобы я не волновался…

Вечер перед смертью ВысоцкогоЧтобы спокойно ехал домой, а утром позвонил… Это было, наверное, уже ночью – часа за четыре до смерти отца…

«Пахло истерикой»

Оксаны в тот момент не было – по крайней мере, не было в поле моего зрения. А если бы она была, то она была бы с отцом…

В тот момент там не пили – по крайней мере, никакого буйного веселья там не было…

Но там уже была какая-то истерика, произошел какой-то скандал… У Валерия Павловича прыгала челюсть».

Оксана: «Никакого скандала там не было. Может быть, приходил Мазо, а я куда-то вышла? Но скандала точно не было. И уж никакого буйного веселья в эти дни и быть не могло».

Оценка Аркадия окружения Высоцкого

А. Высоцкий: «Конечно, я понимаю, что все они очень по-разному относились к отцу в эти дни. Одно было общим – все от него смертельно устали… Но кто-то продолжал хладнокровно тянуть деньги…

А кто-то искренне переживал… Вот что я точно знаю: Игорь Годяев переживал по-настоящему, - я это видел потом. Валерий Павлович тоже переживал по-своему, - он рыдал 25-го возле отца…»

После этого, а может быть, чуть раньше, Федотов уезжает: «Я поехал на Бауманскую – к  своей знакомой… Пробыл там часа два, а потом вернулся на своей тачке…» 

назад                                    далее