Ноябрь 1995
Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
+7 (903) 977-04-76


Ноябрь 1995

Ноябрь 1995Безвременье. Осень 1995 года

К экипажу в составе татарской делегации в ноябре 1995 года прорываются журналисты, снимают на видео быт пленников. Берут интервью.

Цензура по-афгански

Объявляется Али-хан, требует, чтобы журналисты отдали ему плёнку. Те успевают её подменить. У делегации с собой спутниковая связь, что позволяет всем переговорить с семьями.

Несмотря на убедительные просьбы Шарпатова не привозить спиртное, Файзуллин  в ноябре 1995 года опять «удружил». В итоге Аббязов «не просыхает» третий день. Вшивцев «участвует» с ним, но не так «усердно».

«Водку любишь? Это трудная вода»…

Ноябрь 1995Шарпатов, понимая, что на территории пребывания по религиозным соображениям действует сухой закон, и последствия таких возлияний для экипажа могут оказаться катастрофическими, делает замечание Вшивцеву. Тот огрызается.

К конфликту подключается Аббязов, упрекая (это ещё мягко сказано) Шарпатова, что тот не даёт ему опохмелиться; хамит по поводу шарпатовского возраста: что так долго, мол, не живут, надо сидеть на пенсии; и под конец отзывается с матом о шарпатовской внучке.

Шарпатов откладывает разговор с Аббязовым на следующий день. Тот болеет с похмелья и, конечно, поостыл.

Но ему «на смену» приходит другой член экипажа с критикой о мрачных прогнозах Шарпатова насчёт освобождения.

Ноябрь 199506 ноября 1995 года

Опять прибывает татарская делегация с чемоданчиком спутниковой связи лично от президента Шаймиева.

По её оценке, МИД России работает вяло (целый месяц сверяются списки, хотя первоначально заявлялось, что хватит декады), и Казань решила добиваться освобождения лётчиков собственными силами.

100 суток плена

Хайруллин в ноябре 1995 года дважды с остервенением требует от Шарпатова выдать ему спирт, оставленный врачами.

Во время завтрака вторая комната набрасывается на переводчика Абдуллу Разака (смещение акцента в поиске «козла отпущения»!).

Ноябрь 1995Особенно на всех и вся злится Бутузов: после проигранной потасовки с Шарпатовым, он затаился.

Теперь – Вшивцев…

С «открытым забралом» на переводчика нападает Вшивцев, которого соседи морально подзуживают дерзостью в адрес Абдуллы Разака.

Приехал Файзуллин, привёз продукты. Стало плохо Рязанову: опять боли в сердце и удушье. Вечером Хайруллин упрекает Шарпатова в том, что по радио говорят только о его гепатите…

18 ноября 1995 года

Абдул Разак сообщил, что, по информации ВВС, работы над списком афганцев для обмена завершены.

Рязанов предлагает подготовить текст с объявлением голодовки протеста из-за медлительности МИДа. Его поддерживает Шарпатов и Бутузов.

Ноябрь 1995Аббязов и Хайруллин – против. Вшивцев – нейтрален. Здор, как всегда, неопределившийся «за ливнем демагогии». К общему решению по голодовке так и не пришли.

На аэродром!..

На исходе второй декады ноября 1995 года пришли штукатуры. Шарпатов попросил Абдула Разака, чтобы те сохранили «Календарь плена» на стене. Аббязов не преминул «вставить веское слово»: «На хрен он нам нужен?».

Мулла Файзулло сообщает, что экипажу разрешили ехать на аэродром. С ним – Али-хан, Анвар, Ясен. Ехали весело. В аэропорту экипаж встречает Гулям. Радует вестью, что экипажу разрешили «прогонять» двигатели.

«На радостях!»

Ноябрь 1995На другой день Вшивцев, Хайруллин и Аббязов напиваются до блевоты. Вечером в их комнате происходит потасовка. Али-хан роется в сумках экипажа; возможно, ищет оружие или водку.

Уже затемно во главе с Файзулло появляется делегация учителей-талибов, они снова агитируют экипаж принять ислам. Прощаются с юмором: «Спасибо вам за патроны и самолёт»…

Именно интерес талибов к захваченному ИЛ-76 позволяет автору перейти к следующему действию «пьесы».

к началу раздела

к главе 5

 

назад

далее