После задержания
Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
+7 (903) 977-04-76


После задержания

После задержанияВ итоге – ИЛ-76 на земле.

Командир эскадрильи, афганец, после задержания по-русски заявляет экипажу: «Мы осмотрим самолёт».

Типа нашёл…

Быстро поднимается по стремянке с несколькими сопровождающими и сразу же направляется в хвост грузового салона, где без лишних поисков вскрывает тот самый последний ящик.

В нём – ни много ни мало боеприпасы для крупнокалиберного пулемёта, что по международному законодательству сразу криминализирует весь груз. «Подстава» очевидная…

После задержанияСледует вердикт: «Задерживаем вас».

Первые 20 минут

Через двадцать минут после задержания допрос в здании аэровокзала. Шура (афганский совет) сидит на коврах во главе с высшим чином талибов одноглазым Махмадумаром.

«Ехать в порт из города часа полтора, – анализирует складывающуюся ситуацию Шарпатов, – а они уже все тут. Стало быть, жали… Реальная провокация».

Короткий диалог

- Ну что, командир, вы так волнуетесь? – спрашивает Шарпатова Махмадумар после задержания.

После задержания- А чего ж не волноваться-то? Мало хорошего в том, что посадили нас.

- Вам, командир, ничего не будет.

- Когда вылетать?

- Посмотрим.

- Кто нас сажал? – интересуется Шарпатов.

Гулям виновато заявляет о себе, извиняется.

Как сделать карьеру в Талибане…

Как узнает Шарпатов позднее, «прижали» его тогда крепко: не собьёшь, мол, или не посадишь ИЛ–76 – опять угодишь в тюрьму (то есть «там» Гулям уже был).

За удачную операцию по посадке шарпатовского ИЛ-76 Гуляму в дальнейшем «дадут» генерала, как и его заму Джалилю, и штурману наведения.

После задержанияДопрос

Далее после задержания следует допрос по поводу груза. Шарпатов коротко поясняет, что груз фирмы «Трансавиа», из Албании, самолёт – Татарстана.

Особо талибов интересует, кто руководил отправкой груза: «Не тот ли бородатый, Мунир Файзуллин?».

Шарпатовым сей факт отрицается: если бы они с этим знанием «приняли» Мунира – расстреляли бы за первым же забором.

«Сообщите своим»…

По коротковолновой связи из самолёта через Стокгольм Шарпатову после задержания разрешают переговорить с Шарджой.

Талибы, естественно, не доверяют, и Гулям, надев наушники второго пилота, сидит и слушает, о чем идёт разговор, так как русский он знает.

После задержанияЖелая скрыть от него важную информацию, Шарпатов переходит на английский и коротко передаёт: если, мол, полетите сюда, «Munir not possible here» («Муниру сюда нельзя»).

Ответ: «Не поняли, повторить». Но не может же Шарпатов после задержания открытым текстом говорить об опасности, нависающей над флайт-менеджером экипажа. Вновь передаёт по-английски «dangerous Munir here» («опасно Муниру здесь»).

«Говорить только по-русски!»

- Ты что это там говоришь? – нервно уточняет Гулям. – Говорить только по-русски!

- Да так, – отвечает Шарпатов, - приветы передаю…

После задержанияВ Шардже, наконец, понимают, о чём идёт речь, но Шарпатов для подстраховки просит Аббязова продублировать сказанное в эфир по-татарски. Тот отказывается.

Шарпатов толкает в бок Хайруллина – результат то же.

Первая ночь афганского плена

Первую ночь после задержания экипаж проводит на ИЛ–76. Вся полётная документация, которая может навредить, уничтожается, карты прячутся под коврики.

к началу раздела

к главе 5

 

назад

далее