Захват самолёта ИЛ-76
Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
+7 (903) 977-04-76


Захват самолёта ИЛ-76

Над Кандагаром к самолёту ИЛ-76 в хвост подстраивается истребитель. По связи от диспетчера поступает команда: борт такой-то, вам посадка.

Захват самолёта ИЛ-76Короткие переговоры

Шарпатов непреклонен. Следует приказ экипажу: «Летим на Кабул!».

Через треск эфира прорывается «неканоническое» для воздушного эфира: «Володя, это ты?».

Так Шарпатова окликает некто Гулям – талиб, когда-то учившийся лётному делу в Краснодаре и потому знающий русский язык.

Личное знакомство Гуляма с экипажем состоялось задолго до рокового рейса, когда в рамках программы афганских полётов Шарпатову с экипажем пришлось ряд рейсов в Афганистане совершить и в Кандагар.

Первый рейс в Кандагар

Шарпатов вспоминает: «В первый же полёт на Кандагар загрузились. Телевизоры, машины стиральные, сигареты и ткани надо было перебросить. Груз транзитный, дальше его отправляли в Пакистан на машинах…

Захват самолёта ИЛ-76Из Шарджи вылетели и вышли с Кабулом на связь. На Кандагар нам полёт запретили. Вернуться пришлось. В Шардже в фирме «Трансавиа» нам сказали: «Работайте с Кандагаром. Кабулу ничего не докладывайте».

Краткое пояснение

В период злополучного рейса в Афганистане фактически идёт гражданская война между официальными властями Афганистана в лице «Северного альянса» во главе с Ахмад Шах Масудом, базирующимся в Кабуле, и одиозным Талибаном, базирующемся в Кандагаре и окрестностях.

На Кандагар, как «вотчину» Талибана, фактически контролируемую повстанцами, полёт экипажу Шарпатова запрещает официальная власть Афганистана.

Однако должностными лицами «Трансавиа» этот запрет попросту игнорируется: «Работайте с Кандагаром. Кабулу ничего не докладывайте».

Захват самолёта ИЛ-76В один из таких рейсов экипаж Шарпатова и познакомился с Гулямом.

Принуждение к посадке

В небе по связи тем временем следует короткий диалог:

- Надо садиться, это приказ!

- Не могу, топливо выработать надо.

- Делай разворот и садись в Кандагаре!..

Шарпатов приказывает Вшивцеву связаться с Шарджой, узнать, что скажут в «Трансавиа», и продолжает полёт. От Кандагара тем временем отрыв уже на полсотни километров.

Захват самолёта ИЛ-76Варианты ухода от захвата

Хайруллин кричит: «Собьют! Надо садиться». Шарпатов молчит. В гнетущей тишине слышно только, как шумят двигатели ИЛ-76.

Бутузов высказывает заключение, что у истребителя по техническим характеристикам топлива на сорок минут и нужно мотать его, выигрывая время.

«Пару кругов сделаю, - думает Шарпатов, - это полчаса. МИГ гулямовский сядет – рванём дальше».

В шлемофоне уже звучит металлически: «Снижайтесь!».

К посадке!

Хайрулли дёргает за штурвал: нужно садиться. На земле тем временем спешно готовится к взлёту второй истребитель.

Захват самолёта ИЛ-76Штурман наведения приказывает с земли: «Последнее предупреждение. Садитесь, садитесь!».

И Шарпатов принимает решение о посадке.

Важно!

Обвинять за малодушие Хайруллина или неверное решение Шарпатова может только «диванный критик», не имеющий ни малейшего представления о правилах полётов.

Принуждение принуждением, но вообще-то по правилам международных полётов любой экипаж обязан неукоснительно выполнять команды органов управления авиадвижением, тем более военных, этой страны.

Невыполнение таких приказов развязывает последним руки для поражения цели огнём…

к началу раздела

к главе 5

 

назад

далее