Убийцы Есенина
Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
+7 (903) 977-04-76


Убийцы Есенина 

Чудо дематериализации

5) проблема «отхода».

Если есенинские «терпилы» проживали в «Англетере», то проблема минимизируется: надо всего лишь незамеченными покинуть пятый номер и как-либо объяснить повреждение собственных одежд и «шкурки» (если они были повреждены в противостоянии) ближайшему окружению.

Убийцы ЕсенинаОднако сама вероятность «провернуть операцию» обитателями «Англетера» видится незначительной:

вряд ли занимающий высокий пост чиновник способен на «душегубство» в принципе.

Проще «нанять специалистов». Которые, в свою очередь, должны как-то беспрепятственно попасть в гостиницу и покинуть её по завершении поставленной задачи.

«Посторонним вход запрещён!»

Проблема решается элементарно только в двух случаях. Первый. Если, в сущности, на режимный объект (как в этом пытаются убедить читателя все конспирологи) проход осуществлялся без надлежащих мер безопасности.

Ни идентификация личности на входе не проводится, ни паспортные данные не фиксируются, ни прочие меры полицейского режима не действуют. Сомнительно.

Комендант должен знать всё! Первым!..

И второе. Если «гостей» уже ожидали по звонку / письму вышестоящего «товарища».

Аналогично сомнительно, ибо коменданта «Англетера» Назарова, который должен был получить просьбу руководства «в первый адрес», по воспоминаниям его супруги [42], поздним вечером (около 22 часов) воскресенья, 27 декабря 1925 года, вызвал на работу… дворник!

Убийцы ЕсенинаК воспоминаниям Антонины Львовны Назаровой по ходу повествования ещё придётся вернуться подробно, ибо её свидетельства Виктору Кузнецову купированы до полного искажения смысла.

Так, её полное телевизионное интервью не оставляет сомнений, что Назарова вызвали на работу по уже свершившемуся факту есенинской смерти, а не для её «исполнения», как это хочется представить Виктору Кузнецову.

Уровень коррупции двадцатых

6) наконец, об «оплате государственных услуг».

По Дм. Доброву, «дальнейшее же избавление от милиции стоило, вероятно, больших денег – на взятки горячим сердцам, которые только и могли успокоить милицию, внушив ей, что произошло самоубийство и следствие не требуется».

Всё, конечно, понимаемо: середина двадцатых, НЭП, деньги у народа водятся, но…

Во-первых, не в таких объёмах, чтобы можно было купить «с потрохами» всю силовую верхушку Питера.

Это же администрации «Англетера» дай, милиции – дай, «обуховке» – дай, прокуратуре – дай, ГПУ (явно будет в курсе) – дай.

Во-вторых, идёт девятый (!) год молодой республики. Сомнительно, чтобы за 8 полноценных лет коррупция достигла бы в стране таких масштабов.

Убийцы ЕсенинаТакая картина больше отражает вторую половину семидесятых, да и то в азиатских да кавказских республиках Союза.

Для Питера середины двадцатых – больно уж умозрительна, нонсенс.

Готовность «загладить вину»

В-третьих, Киров для Питера – ближайшее, «наплывающее» будущее. Расправиться с его любимцем – себе дороже.

Номенклатуре перед Есениным было много проще и привычнее «загладить вину»… 

Либо, в случае острейшего конфликта, не подлежащего прекращению «за примирением сторон», подготовить свою версию происшедшего, уничижающую Есенина в привычном ключе.

назад                                    далее