Самоубийство Есенина
Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
+7 (903) 977-04-76


Самоубийство Есенина

Как это было…

Теперь «привязываемся» к ситуации. Время – поздний вечер 27 декабря 1925 года. Ни государственного, ни церковного, ни неофициального праздника в этот день нет.

«Ни гостя, ни друга» Есенин не ждёт – Эрлих, Устиновы и Ушаков уже ушли. На то, что «тайно придёт она», Есенин не надеется, иначе бы ни спускался к портье с просьбой никого к нему не пускать.

Самоубийство ЕсенинаКлючевой вопрос: ради какого торжества Есенин напялил эти злосчастные «тонкие лакированные туфли»?

Ответ более чем прозрачен: торжество это – собственная смерть!

Для Есенина-эстета эти тонкие лакированные туфли – то же самое, что галстук-бабочка на шее эстета Маяковского. Есенин готовится умирать… Или сыграть с Её Величество Смертью в игру, в которой он также должен выглядеть «с иголочки».

Итак, друзья ушли, портье предупреждён, карты – розданы. В номере происходит (версия!) следующее.

Дверь – на засов!

Вероятнее всего, дверь в номер запирается Есениным изнутри, ибо это – оптимальный способ обезопасить себя от непрошенных визитёров.

В ходе «психически активной медитации», возможно, не без влияния алкогольной интоксикации, скорее всего, уже по привычке Есенин входит в «состояние» перед зеркалом, где через непродолжительное время в очередной раз проявляется облик «Чёрного».

Разбивается зеркало

Далее – «я взбешён, разъярён и летит моя трость», заменяемая канделябром с правой тумбы, «прямо к морде его, в переносицу» – осколки зеркала правой двери платяного шкафа осыпаются на пол. 

Постояльцами «Англетера» со второго этажа может отчётливо слышаться сопровождающий бросок и звон осыпающегося стекла шум.

В номере тем временем нарастает разрушающая вакханалия: рвутся черновики, с отдельным усердием разрывается фотография непризнаваемого сына, со стола срывается скатерть.

Самоубийство ЕсенинаВместе с нею (либо отдельно) бьётся посуда. В её числе и пепельница – окурки рассыпаются по полу.

Порезы, синяки и ссадины

Возрастающая истерика притупляет ориентацию в пространстве – на предплечьях от непроизвольных действий и движений, наносимых ударов, появляются ссадины и синяки, возможно и рваные кровоточащие раны.

Не исключается попытка вскрыть вены на обеих руках: на правой – «выше локтя с ладонной стороны», по Горбову;

на левой – «в нижней трети левого предплечья одна рана, идущая в горизонтальном направлении, и три раны в вертикальном», по Гиляревскому.

Раны «не проникают в толщу кожи» (Гиляревский), но кровоточат без угрозы жизни. Некоторые капли попадают на поверхности предметов меблировки.

Вверх по эшафоту

Наконец – рывок к чемоданам. С них сдирается перехватывающая верёвка, заменяющая ремни.

Потом, по короткому эшафоту – письменный стул, стол, тумба – Есенин взбирается под самый потолок правого угла и начинает крепить удавку.

Либо в целях ускорения событий, либо от незначительности длины, либо в целях возможности высвобождения, верёвка крепится только к трубе, сама же петля не вьётся, а просто заматывается вокруг шеи шарфом.

Агония

Рывком ног тумба отбрасывается к шкафу и… начинается предсмертная агония, сопровождающаяся дополнительными повреждениями тела.

В какой-то момент приходит инстинктивное желание самоспасения, отчего происходит захват трубы правой рукой и предпринимаются попытки ослабления давления под весом тела.

Самоубийство ЕсенинаСмерть!

Однако в связи с криминалистической невозможностью самовысвобождения попытки спасения ослабевают и:

- либо тело расслабляется плавно и происходит удушение (асфиксия);

- либо тело расслабляется рывком и под его весом разрываются шейные позвонки.

Зажатая между телом и стеной правая рука продолжает обхватывать трубу.

Под весом трупа начинается процесс формирования ожогов соприкасающихся с трубой поверхностей тела.

Невольные свидетели

Доносящиеся из номера грохот и шум уже окончательно привлекают внимание постояльцев-соседей / дворника / дежурного по этажу.

Внезапно наступившая пугающая тишина и отсутствие реакции постояльца на просьбы открыть либо вскрытие двери номера, дают администрации достаточные основания полагать, что «с Есениным случилось несчастье», о чём незамедлительно оповещается управляющий Назаров (воспоминания его вдовы, Антонины Львовны, см. выше).

Дальнейшее – общеизвестные факты… 

назад                                    далее