Последствия критики
Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
+7 (903) 977-04-76


Последствия критики

Авторское внимание заслужили две заметки из «Советского артиста» от 19 февраля 1936 года.

Встретились – поговорили… Постановили!

Последствия критикиПервая: «Общее собрание коллектива балета, обсудив статью, помещённую в газете «Правда» от 6 февраля 1936 года «Балетная фальшь» по поводу постановки «Светлого ручья», считает статью правильной и постановку балета «Светлый ручей» ошибочной.

Собрание считает, что значение статьи «Балетная фальшь» выходит далеко за пределы балета «Светлый ручей».

Последствия критикиНу, по поводу первой фразы вопросов к «общему собранию коллектива балета» нет: всё очень по-человечески и по-советски – дабы не «загреметь под фанфары» нужно срочно занять идеологически-выдержанную позицию.

Смущает это «далеко выходящее за пределы балета значение статьи». Что это за эзоповщина? Это намёк, что всё пролетарское искусство – халтура и «равнодушное отношение к теме»?

Может, «общему собранию коллектива балета» не стоило так усердствовать? Ну, «замарались моралью» - сидите тихо, чего же всех «коллег по творческому цеху» своим… краской мазать?

Последствия критики«И ты, Брут?»

И вторая. Созвучной тематики: «Товарищ Лопухов совершил сегодня ещё одну большую ошибку, заключающуюся в том, что признавая правильность статьи «Правда», он не признал, что постановка «Светлого ручья» - постановка формалистическая» (Гусев, артист балета (?! – Ломов). Советский артист, 1936 год, 19 февраля).

Это какой такой Гусев? Пётр?! Который исполнял партию Петра, мужа Зинаиды, студента-практиканта, молодого агронома?!!

И какой чёрт, Пётр Андреевич, «занёс Вас на эти галеры»? И главное, зачем? Неужели «общее собрание коллектива балета» без Вашего особого мнения бы не обошлось? Вы действительно так считаете?

Последствия критикиТогда почему выразили своё негодование только сейчас, после разгрома «Светлого ручья» в «Правде»? А не в начале 1935-го, до премьеры в МАЛЕГОТе, когда можно было просто отказаться танцевать ведущую партию, да что там, просто от участия в «Светлом ручье» воздержаться?

«А судьи – кто?»

По мотивам. Как вообще можно быть убеждённым в «формалистичности постановки» со стороны хореографа?

Как можно обвинить, например, автора, что настоящая работа – формалистическое исследование? В башку мою через трепанацию черепа заглянуть?

И требовать от меня, чтобы я ещё и собственноручно формалистичность этого исследования признал, если у меня, мягко говоря, иная убеждённость?!

Последствия критикиНа все эти «неудобные» вопросы к «общему собранию коллектива балета», в общем, и Петру Андреевичу, в частности, ответ, что называется, лежит на поверхности: моральная ущербность…

«Кодекс животной чести»

Даже в животном мире кусать руку кормящего – предел низости, граничащий разве что с бешенством. А ведь именно «дающей рукой» по отношению к артистам балета, вокалистам, оркестрантам, иным работникам театральных подмостков являются либреттисты, композитор и хореограф.

Почему-то никто не додумался «попинать» авторов «Светлого ручья» в триумфальном тридцать пятом…

Порядочность Творца

Последствия критикиПри этом, сами авторы «Светлого ручья» в отношении своего детища повели себя в высшей степени достойно: никто из них напрямую не отказался от балета «Светлый ручей» и не считал его постановку творческой ошибкой.

Да, частично «сломался» Шостакович: до конца своих дней ни одного балета он больше не напишет.

Сильно «дали по рукам» Лопухову: за оставшиеся до его кончины в далеко грядущем 1973-ем тридцать семь лет он поставит всего восемь (!) балетов.

назад                                    далее